dasha_eyeless
Spitfire
Хочу отдельно рассказать про один случай в поезде, когда мы уже ехали домой.
Я честно очень люблю поезда. В них можно спать, читать, пить чай с чем повкуснее, валяться, ни о чем не думать или, наоборот, думать о том, на что обычно не хватает времени.
В поезде ты существуешь как бы вне окружающего мира, во время поездки от тебя ничего не зависит и можно расслабиться. Что я и делала, на пути в Петербург. Я стопку журналов прочитала и полторы книженции.
Туда с нами ехали дети. Первые сутки я стоически не обращала на них внимания и призывала делать то же самое мужа. Дети были мерзкие. Пятеро пацанов в возрасте от 7 до 9 лет...а их обрюзгшие неухоженные злобные разведенки- мамы ушли в соседнее купе и стали там адово гонять чаи и что покрепче. К концу поездки я не выдержала и предложила мамашам следить за их детками, которые вели себя реально как стая макак. Услышала в ответ свиноматские аргументы типа "сваево роди, панила", ответила на них в своем любимом учительском стиле:

- При чем здесь мои дети, когда мне докучают ваши? Послушайте, у меня высшее педагогическое образование и мне удавалось удерживать внимание третьего класса из 30 человек на протяжении двух уроков в одиночку. А вы мне сейчас говорите. что собственного сына контролировать не в состоянии. Вы меня упрекаете в том, что у меня нет своих детей и я, соответственно, не понимаю трудностей их воспитания. Но позвольте, в чем же тогда заключается ваш успех и ваша функция как родителя, если я играючи делаю то, ради чего вам пришлось родить, чтобы понять, что воспитывать вы не в состоянии? Ребенку в пути можно дать книжку, раскраску, купить дешевую настольную игру, чтобы он поиграл с друзьями, а не сидел, раскачиваясь из стороны в сторону и голося во все горло потому, что вы им не занимаетесь.
Мамаши живо начали приглядывать за детьми и остаток дороги мы проехали нормально, не отвлекаясь на периодическое шипение в нашу сторону. Клятвенно пообещала мужу, что когда у нас появится свой ребенок, мы будем вести себя иначе, так как оба помним, какими послушными и нормальными детьми мы были. Реально. Я очень редко капризничала, ела, что дают и носила, что дают. С деньгами в семье было трудно, папа от нас ушел, вот я и помогала маме тем, что минимально козлила.
Помню один случай, когда мама заболела, а было мне года 2,5. Она собрала меня в садик, посмотрела на свою температуру(39,5) - и рухнула в обморок в коридоре. Я тогда сняла с нее туфли, сама разделась, пошла на кухню, налила ей водички и наскребла из баночки меду. В общем, до чего дотянулась. Мне было 2,5 годика, я еще мало соображала:) Села около нее и стала ждать, пока мама придет в себя и попьет "лекарство".
Ну и еще мне нравилось, пока она спит, одеться в самые красивые вещи, повязать на голову платок, вышитый блестючими нитками и превратиться в волшебную фею. И так, в образе, порхнуть на кухню и порезать там морковку к обеду, а потом тихонько лечь спать:) Типа я такая тайная добрая волшебница:)

В Питере было круто, еще напишу, что да как. Но вот прошел мой отпуск, и пора было ехать обратно.
Обратно было ехать вообще круто. В купе - чистота и красота, мы с кучей новых книжек, сели, заварили ароматного чаю, и я села играть в птичек в айфоне. Ну люблю я мини-игры. Люблю. И розовый цвет. И пушистых собачек.

Играю я, значит, играю, и тут из соседнего купе раздается стон. Потом СТОН. Потом СТОООН. Начинается какое-то шевеление. Я стараюсь сохранить спокойствие и, сжав зубы, прохожу уровень с разноцветными островами. Стоны не прекращаются. Уже занервничал мой муж, но не хочет меня беспокоить. Я реально не хочу никуда идти и ни во что вмешиваться, мне надоели постоянные приключения. Поэтому я сижу, разложив свои пышные прелести в шортах и майке, играю и стараюсь абстрагироваться.
В конце концов Евгений не выдерживает и трогает меня за плечо:
- Рыбка, иди, посмотри, что там такое. Кажется, кому-то плохо.
Я, матерясь, надеваю тапочки и иду смотреть.
Ну конечно, плохо. Там сидит пухлая девушка и плачет. И стонет. Оказывается, она слезала с верхней полки и вывихнула плечо. То есть, кость у нее вышла из своего законного места.
Я внутренне вся даже сжалась от боли, которую она чувствовала. Попутчики девчонки ехали тихо, таращили глаза и никак не вмешивались в процесс.
Ебать.
(внутренне я уже, с весьма страдальческим и сонным видом Эдварда Нортона в "Бойцовском Клубе",натягиваю на свои булки костюм Супермена)
- Девушки, вы не сидите просто так, а пойдите по вагончикам пробежитесь, может, с нами едет фельдшер какой, али ветеринар.
Девушки побежали.
Так. Теперь больная. Выясняю, как зовут, спрашиваю, что случилось. Да, точно вывих. Видно. Кладу ей под повисшую руку мягкую подушку, чтоб не трясло, и тут бабка какая-то высовывается: "Больно тебе? Иди ко мне. У меня есть ВСЕ". Она сказала это таким голосом, что на ум сразу пришел фильм "Страх и ненависть в Лас-Вегасе", бггг. Иду за бабкой. Она достает ворох шприцов самой разной емкости и мешок лекарств. Я быстро отыскиваю обезболивающее, она говорит "две ампулы надо". Быстро смотрю инструкцию - да, и правда две. Отрываю корешок от упаковки, беру себе. Набираю шприц, иду к девочке.
- Аллергия на лекарства есть?
"Нет",-говорит-"больно очень, аййй!"
Ну я быстренько ей вкатываю обезболивающее, проводница уже в курсе, отвлекаю Алису разговорами, ждем начальника поезда.
Я встречаю этого самого начальника уже в образе Архангела Михаила.
Он предлагает "подождать несколько часиков, нехорошо поезд останавливать, это надо в инстанции все звонить, в Москву, в Питер...".
Я с размаху даю ему вербальный пиздюль:
- Я уверена, что по пути есть небольшие города, в которых есть травматология. Срочно звоните в ближайший и вызывайте "Скорую" к поезду. У нее не месячные и не растяжение, у нее вывихнут сустав. Это очень больно. А вам должно быть стыдно за то, что вы сейчас о собственной жопе и об "инстанциях" думаете, когда человеку так больно. Его спасать надо. А не остановитесь - я вам устрою Кузькину Мать, уж не сомневайтесь. Вы будете у меня на суде отвечать, почему оставили человека в опасности.
Он как-то весь сжимается и говорит : "ну хорошо, хорошо, через 40 минут будет городок...посмотрим, что можно сделать..."
Ему вдогонку летит:
- Не посмотрим, а сделаете. Вы это делать обязаны.
Разговариваю снова с девочкой, вернулись ее попутчицы. Врача в поезде нет.
Спрашиваю у проводницы, что делать в таких случаях. Записываю. Бумажку складываю девочке в сумку. Попутчицы собирают ее вещи. Успокиваю, говорю, что ей все вправят и домой она поедет через пару дней. Она очень боится и ей очень больно. А я начинаю приходить в ярость. К моменту следующего появления начальника поезда я уже почти превратилась в медведя. Он понимает, что лучше повременить с беседой, и быстро уходит.
Дальше приезжает "Скорая", врач бежит по гальке к поезду, я даю ему корешок от лекарств, которые колола, мы аккуратно, как пушинку, провожаем Алису и кладем в машину ее вещи. С ней все будет ок, врач мне понравился. Думаю, она уже дома.
А я долго не могла в ту ночь успокоиться.
Все читала с фонариком.
Не спалось.